الربيع العربي (taxfree12) wrote,
الربيع العربي
taxfree12

Фарца в картинках. Кто и как зарабатывал на советском дефиците

Оригинал взят у perfume007 в Фарца в картинках. Кто и как зарабатывал на советском дефиците
Специально для https://vk.com/stepan_demura Оригинал взят у luckyea77 в «ДЕФИЦИТ В СССР – КАК ЭТО БЫЛО» Фюрка есть? — Какой номер интересует? — «Первый» — Есть только «второй» и хорошая «география». Примерно вот такой разговор, что звучит для нас с вами как полная тарабарщина, вполне можно было бы подслушать в начале восьмидесятых на подступах к гостиницам «Националь» или «Интурист», где располагался ареал обитания московских фарцовщиков. «Первый» — американский доллар, «второй» — немецкая марка, «география» — все другие конвертируемые валюты. Фарцовщики занимались не только перепродажей валюты. Они работали своего рода посредниками между поставщиками импортных товаров и советскими гражданами, жаждущими его приобрести.


Наш собеседник по имени Андрей, занимавшийся «фарцой» в течение нескольких лет, вспоминает дела минувших дней с легкой ностальгией. Было, конечно, опасно — но маржа позволяла жить безбедно, нигде особо не работая. К середине восьмидесятых, рассказывает он, фарцовка превратилась в Москве во вполне отлаженную систему, которая только внешне казалась чем-то хаотичным и спонтанным. Профессиональной фарцовкой занималось несколько тысяч человек, через которых ежегодно проходило товаров на десятки миллионов рублей. Перепродавцы импорта «тусовались», как правило, вокруг комиссионных магазинов или гостиниц, где селились иностранцы. Причем более серьезный контингент фарцовщиков «окучивал» именно комиссионки. Здесь приобретались вещи у тех советских граждан, что хотели их продать (обычно импортная одежда или аудиотехника), тут же, поговорив с фарцовщиком, можно было купить тот или иной дефицитный товар.


Помните фильм «Иван Васильевич меняет профессию»? Спекулянт распахивает плащ и у него там рассованы радиодетали? Примерно так это и выглядело. Только вместо радиодеталей у меня были техпаспорта различной техники. Идет в магазин человек — спрашиваешь, интересует ли его что-нибудь. Да, давайте посмотрим. О, видеомагнитофон, «Хитачи». А есть четыре головки? Да, есть — пойдемте, посмотрим в машину. Отъезжаете, смотрите товар. Так вот примерно это работало.
У комиссионок, продолжает Андрей, продавали в основном аппаратуру. Одеждой торговали обычно на квартирах. Покупатели выходили на фарцовщика через цепочку знакомых — «закон шести рукопожатий». С начала восьмидесятых поток импорта, ввозимого советскими гражданами в частном порядке, постоянно нарастал вместе с количеством командированных за рубеж. Тогда уже выпускали даже тех, кто не был членом КПСС. Кроме того, начали массово возвращаться офицеры из Афганистана, которым, как работающим за рубежом госслужащим, платили зарплату чеками, что в СССР можно было отоварить в спецмагазинах.
Через «афганцев», вспоминает экс-фарцовщик Андрей, шел большой поток джинсов и магнитофонов западного производства. Кроме того, среди его «поставщиков» было много и студентов-иностранцев. Те, помимо всего прочего, поставляли еще и валюту. В середине восьмидесятых доллар Андрей покупал у них по четыре рубля, продавал потом нуждающимся соотечественникам по четыре двадцать. Другими словами, навар – двадцать рублей со ста долларов. При этом, по советскому Уголовному кодексу, «спекуляция» на 50 долларов проходила уже по категории «в особо крупном размере». Теоретически, за это могли дать «вышку», хотя на практике, конечно, наказание было гораздо более мягким. Очень высокую доходность приносили сделки с аудио-, позднее с видеотехникой.

Например, муж моей сестры, гражданин Болгарии, покупал у себя на родине магнитофон «Шарп 777» за 400 долларов, — рассказывает бывший фарцовщик. — Здесь его можно было перепродать за 3200 рублей — или 800 долларов по курсу черного рынка. Другими словами, прибыль составляла сто процентов. Тысячу шестьсот рублей, или чуть поменьше средней годовой зарплаты. Потом появились первые советские видеомагнитофоны — «Электроника ВМ-12». Знакомый моего приятеля где-то их доставал, и мы «распихивали» их дальше по покупателям. С каждого мы получали за посредничество по 100 рублей — при средней месячной зарплате в 150 рублей.

Среди культовых для советского человека предметов западного производства Андрей упоминает не только джинсы (хорошие, например «Ледокс», стоили 180 руб.), но и появившиеся в СССР в начале восьмидесятых кроссовки.


Все тогда хотели «Адидас» или «Рибок», это просто безумие было какое-то. Рассказывали про парня, который как-то удачно у американца то ли выменял, то ли купил новые кроссовки. Все это происходило в гостинице «Молодежная», на верхних этажах. Так вот, пока он спускался в этих новых кроссовках по лестнице вниз, кто-то уже успел перекупить их за некую адскую сумму. В итоге парень вышел из гостиницы уже босиком и отправился ловить такси.

Что интересовало самих иностранцев в этих «культурно-коммерческих» обменах? В первую очередь, это водка. В валютных магазинах, которые обслуживали иностранцев, традиционный русский напиток продавался за 12 долларов – по неофициальному курсу почти 50 рублей. В обычных советских магазинах водку можно было приобрести в 10 раз дешевле. Спросом также пользовалась икра и разнообразная «советская экзотика» — шапки, военные ремни, значки. Процветал также нелегальный вывоз антиквариата. В основном вывозили «доски» — как на жаргоне фарцовщиков назывались иконы. Однако, отмечает Андрей, это был очень специализированный рынок, обычные фарцовщики им не занимались — только специалисты, среди которых было очень много известных советских коллекционеров. Кроме «фирмы», говорит он, фарцевали отечественными дефицитными товарами и импортом из соцстран, поступающим в государственную торговлю. Знакомые продавщицы заранее сообщали о времени завоза дефицита.
Кто-то очки черные забыл – а это уже ползарплаты. Или, скажем, зонтик. Вообще, рассказывали, что в международные аэропорты можно было тогда устроиться на работу только за хорошую взятку, даже грузчиком. Конец своей карьеры в качестве фарцовщика Андрей описывает так: Одного из моих напарников привлекли и посадили за спекуляцию советскими видеомагнитофонами. Посидел он, правда, недолго – пару месяцев. Сейчас, кстати, успешный человек. А у меня начались неприятности в институте. Пришлось идти служить в армию, искупать, так сказать, долг перед народом. Похоже, он немного жалеет, что в отличие от своего более хваткого напарника «из еврейской семьи» не смог превратиться из фарцовщика в долларового миллионера. Однако при том искренне недоумевает, почему в СССР так и не смогли наладить массовое производство хотя бы качественных джинсов.
Была очень неплохая индийская джинса «Авис». Так вот, ее делали из хлопка, который мы туда поставляли. Почему у нас нельзя было перерабатывать собственный хлопок? Просто идиотизм какой-то!

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВЗАИМОПОМОЩЬ
«Ранней осенью 1974 г. в Теплом Стане гостеприимно распахнул двери «Ядран» — магазин по продаже югославских товаров», — так романтично звучала строчка из брошюрки советского общества «Знание», посвященной развитию советской торговли.
Открытый сорок лет назад магазин — как и другие магазины, продававшие товары той или иной страны социалистического лагеря («Балатон» (Венгрия), «Белград» (Югославия), «Бухарест» (Румыния), «Власта» (Польша) и др.), — должен был удовлетворить растущий со стороны советских граждан спрос на более-менее качественные потребительские товары.


Эти магазины были филиалами ГУМа. Всего насчитывалось более 20 универмагов соцстран. В венгерском «Балатоне» часто выстраивались очереди за вполне симпатичными дамскими сумочками, в «Ядране» продавались кожаные ботинки и мохеровые пледы, а также чайные сервизы с «сердечками», которые до сих пор можно встретить на дачах или в старых квартирах. В магазине «Власта», где торговали товарами из Чехословакии, можно было приобрести люстры или хрустальные вазы, а также чешскую бижутерию.
Жительница Москвы Ирина Комаровская рассказывает, что в магазине «Польская мода» можно было купить хорошие кофточки, а в «Ядране» — женские сапоги югославского производства. О том, что значили эти названия для простой советской женщины в эпоху дефицита, можно узнать из рассказа писательницы Виктории Токаревой, опубликованного в 1978 году в журнале «Знамя»: «Тамарин голос звучал так громко, как будто она стояла здесь же и кричала мне в ухо. Она кричала, чтобы я повез ее завтра по всем фирменным магазинам: «Ванда», «Власта», «Лейпциг» и «Ядран».
Ценились среди дам и товары из «братской ГДР» — постельное белье сервизы, бюстгальтеры, которые было не стыдно продемонстрировать мужчине, и косметика, которая по качеству была гораздо выше, чем изделия советской промышленности. Отстояв огромную очередь, где, как говорили в те времена, «убивали», можно было купить и детские конструкторы, а также знаменитую «железную дорогу» — качество произведенных в ГДР игрушек было весьма неплохим, что отмечают даже спустя многие годы после объединения Германии. В отличие от советских производителей легкой промышленности производителям соцстран, а особенно «капиталистической» Югославии приходилось бороться и за западного потребителя, и поэтому качество старались соблюдать. Потому товары долго не залеживались — ведь приезжали сюда страждущие со всего СССР, а магазины были только в Москве.

Огромные очереди в «социалистических» магазинах в те дни, когда там «выбрасывались» особенно дефицитные товары, некоторые не могут забыть по сей день. Даже генсек ОДКБ Николай Бордюжа как-то упомянул о них в одном из своих интервью («МК»). Оплата за приобретенные в соцстранах товары производилась в инвалютных рублях или в счет поставок товаров из СССР, что было выгоднее, чем приобретать товары в Западной Европе. В 1971–1975 годах страны – члены СЭВ поставили в СССР одежды и белья на сумму свыше 3 млрд руб. В общей сложности в СССР поставлялось 57% общего экспорта товаров легкой промышленности стран СЭВ. По данным журнала «Внешняя торговля», СССР закупал 2/3 всех экспортируемых ими объемов обуви, нехватка которой особенно ощущалась в советское время. «Обувь надо было поискать и постоять в очереди. Номерки писали на руках, правда, она была более качественной, чем сегодня, ее можно было носить по пять-шесть лет», — делится воспоминаниями Комаровская. С другой стороны, нельзя не отметить и того факта, что социалистические страны получали от СССР дешевые энергоносители, что снижало издержки при производстве товаров.
На излете СССР возле «магазинов соцстран» появились спекулянты: вещи прямо у прилавка рвали из рук и продавали втридорога. Счастливчики, простоявшие несколько часов возле «Лейпцига», еще смогли отхватить себе ботинки «Саламандра», которые, правда, производились на совместном советско-западногерманском предприятии «Ленвест» в Ленинграде. Автор этого материала проносил свои ботинки несколько лет. Они смогли пережить крушение СЭВ и разрушение Берлинской стены, а потом и исчезновение самого СССР. Вещи сумели пережить систему — в квартирах в Тбилиси, Еревана Томска Москвы, Таллина еще можно встретить те самые «гэдээровские пледы» и югославские чашечки с сердечком как «четки памяти» советского дефицита.
Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Tags: история России, фарцовка, черный рынок валюты
Subscribe
promo taxfree12 may 18, 2014 10:25 200
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments